Родительское благословение

Родительское благословение

Я выросла совсем не такой, какой представляла себя моя мама идеальную дочь. Когда пришла пора делать собственные ошибки и наступать на собственные грабли, мои отношения с мамой испортились, и оставались натянутыми почти до ее смерти.

Уже став взрослой, и начитавшись умных книжек, я старалась «принять свою маму такой, какая она есть». Как заклинание, я повторяла слова: «Я принимаю свою маму такой, какая она есть. Я прошу прощения за свои эмоции и поступки по отношению к ней.» Мне это плохо помогало: умом я все понимала, но обида оставалась. Поворотным пунктом на этом моем пути к маме была психотерапевтическая работа на тему моей собственной неэмоциональности – я тогда назвала ее бесчувственностью. Во время работы я увидела: то, что я называю бесчувственностью – это мой способ справиться с болью, которая неизбежно присутствует в жизни почти любого человека. Это мой способ выжить, впечатанный в мое подсознание. Психотерапевт тогда сказала: «Посмотри – так ты защищаешься от боли». И добавила – «похоже, ты научилась этому у мамы». В конце работы она спросила: «Скажи, за что ты могла бы поблагодарить свою маму?». Это очень правильный вопрос, который я никогда себе не задавала: я хорошо знаю, за что я обижаюсь на маму – но за что я могу ей быть благодарной? И тогда я поняла, что взятая мною от мамы жизнестойкость, ее способность как птице Фениксу каждый раз восставать из пепла помогала мне преодолевать непростые обстоятельства собственной жизни, находить силы для роста и изменений.

В детстве я была ближе к маме. Но с возрастом как-то так получилось, что у нас с папой стало гораздо больше общих тем, чем с мамой. Мой папа частенько жаловался мне, что всякий раз, когда ему в голову приходила какая-то идея, через короткое время он обнаруживал, что кто-то уже претворил ее в жизнь. Он умел считывать идеи, витающие в воздухе, но ему не хватало жизненных сил на их воплощение. У него был удивительно живой ум, пытливый и любознательный. До самой смерти он интересовался последними новинками техники, как ребенок удивлялся современным технологиям. Я думаю, что свою страсть к познанию мира я взяла от него.

Недавно я была на учебном семинаре по расстановкам, который вела Марианна Франке Грикш, немецкий системный психотерапевт, использующая в своей работе метод Берта Хеллингера. Так получилось, что истоки всех семейных ситуаций, которых расставляли на семинаре, уходили к периоду Великой Отечественной Войны и репрессий. Оказалось, что практически всех присутствующих на семинаре коснулась эта тема. Тогда Марианна сказала: «Я вижу, что прошлое вашей страны коснулось практически вас всех. Но это не повод для уныния, и не оправдание. Несмотря на такое прошлое, вы должны находить в себе силы быть счастливыми». И спросила: «Что бы вы могли сказать своим родителям?» Первая фраза, которая пришла мне в голову, была: «У вас своя судьба, а у меня своя». «Нет, – сказала Марианна – так ты как бы отмежевываешься от судьбы своих родителей».

После совместных размышлений родилась разрешающая фраза: «Дорогие родители. Я уважаю вашу судьбу. Позвольте мне быть счастливой в этой жизни. Благословите меня на счастье”.

В этой фразе есть очень глубокий смысл – чтобы обрести мир в душе, мы обязательно внутренне должны получить благословление наших родителей. Благословение не нужно отвоевывать или завоевывать – его достаточно просто попросить. И когда мы смиренно просим его, тем самым мы признаем, что всем, что у нас есть, мы обязаны нашим родителям. И благодарим их за это. Потому что они отдали нам все, что у них было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.