Одиночество в семье

Одиночество в семье

Карл Витакер, один из отцов основателей системной семейной психотерапии писал, что

“хуже кошмара семейной жизни может быть только ужас одиночества”.

И парадоксальное:

“Одно предупреждение: если ты не переносишь одиночества – не вступай в брак.”

Люди выходят замуж, женятся, заводят детей, во многом, для того, чтобы не чувствовать одиночества. Но часто случается так, что именно в семье человек страдает от одиночества наиболее остро.

Мы ощущаем одиночество, когда

•             не можем полностью открыться другому, боясь, что близкий человек нас разлюбит, узнав о каких-то наших “страшных” недостатках, и поэтому старательно прячем “шило в мешке”,

•             чувствуем, что нас не понимают;

• близкому человеку не интересно то, что интересно нам;

•             чувствуем себя ненужными;

•             близкий человек ставит нас на последнее место в списке своих приоритетов…

Смею предположить, что каждый из нас хотел бы иметь семью, в которой мог бы:

•             почувствовать, что рядом находится близкий человек, который любит и принимает его со всеми достоинствами и недостатками;

•             ощутить себя нужным;

•             положиться на близких, абсолютно им доверять;

•             быть уверенным в том, что близкие люди с уважением относятся к его потребностям, уважают его интересы.

Однако, нам далеко не всегда удается установить близкие отношения даже с самыми близкими людьми.

Почему так происходит? Тому несколько причин.

Причина первая: страх оказаться в одиночестве.

В нашей культуре принято поощрять коллективизм, корпоратизм, и вообще всяческую преданность сообществу. Умение получать удовольствие от общения с самим собой не развивается и не поощряется, а, напротив, зачастую вызывает тревогу у окружающих. Я знала несколько мам, которые были очень встревожены тем, что их ребенок не нуждается в общении и может довольно длительное время находиться в уединении.

В результате, многие из нас очень боятся “одинокости” и делают все возможное, чтобы избежать этого чувства: изо всех сил пытаются сохранить отношения, когда они уже “восстановлению не подлежат”; живут интересами другого человека; стараются соответствовать ожиданиям; пренебрегают своими потребностями, идут на компромисс с собой. Кому-то помогает общественное признание, карьера, компании, развлечения.

Однако, происходит парадоксальная вещь: чем больше мы боимся “одинокости”, тем чувствуем большую зависимость от другого, чем больше мы зависим от другого, тем более мы одиноки.

Этот порочный круг разорвать очень трудно: если мы болезненно зависим от отношения к нам другого человека, то наше восприятие того, как он к нам относится, очень искажается: мы видим в его действиях то, чего больше всего боимся и слышим в его словах то, чего больше всего боимся услышать… И начинаем поступать так, как будто это в действительности произошло… И это в действительности случается.

Что делать, чтобы избавиться от этого страха?

Во-первых, и в самых главных – понять, что за собственное счастье отвечаем только мы сами, оно не должно зависеть от присутствия или отсутствия близкого человека.

Мы уже не маленькие дети, которым жизненно необходимо, чтобы о них заботились – ведь иначе они просто не выживут. Если мы ставим возможность своего счастья в зависимость от присутствия другого человека —

“ мне очень плохо, когда ты поздно приходишь домой, я так скучаю!” или: “почему ты в выходные едешь с друзьями – а я?! кто для тебя важнее?!-то тем самым мы взваливаем на близкого человека непосильный груз – ответственность за наше счастье. И тогда, естественно, он захочет его сбросить. Потому что это груз НЕПОСИЛЬНЫЙ.

Во-вторых, оставить надежду на то, что присутствием другого человека можно заполнить собственную внутреннюю пустоту.

Пытаться заполнить себя другим все равно что лить воду в решето – сколько ни лей, оно все равно окажется пустым.

Выход здесь только один: сделать свою собственную жизнь интересной и осмысленной. Стать интересным самому себе.

И тогда может случиться, что ” … я познаю мудрость и печаль, Свой тайный смысл доверят мне предметы, Природа, прислонясь к моим плечам, Объявит свои детские секреты…”

Причина вторая: подлинная близость невозможна, если плохо знаешь и понимаешь своего партнера.

Когда люди влюблены, они чувствуют невероятное сродство душ, им кажется, что они в состоянии читать мысли и угадывать желания другого.

Но беда (или счастье?) в том, что влюбленные, глядя на объект своей страсти видят не другого человека, а отражение себя самого.

Как мы знаем, иллюзия слияния и полного взаимопонимания довольно быстро рассеивается, и наступает разочарование – близкий человек оказывается совсем не тем, кем казался. Но его вины в этом нет никакой: просто мы часто приписываем близкому человеку свои мысли и чувства. И при этом не догадываемся о его собственных. Если, разумеется, не спросим о них.

Мы всегда воспринимаем другого человека сквозь призму собственных чувств и собственного опыта. Это не про плохо или хорошо, а про то, что об этом надо знать.

С одной стороны, если бы мы не испытывали сходных чувств, то нам было бы очень трудно друг друга понять. Не существовало бы величайших произведений искусства, которые спустя века и тысячелетия вызывают отклик в нашей душе.

Но у этой нашей особенности есть обратная сторона: мы чаще всего видим в другом человеке качества, которые не замечаем в себе, и наибольший резонанс в нас вызывает проявление другим человеком чувств, которые мы отказываемся в себе признавать. Это явление в психологии называется проекцией: то, что мы боимся обнаружить в себе, мы начинаем видеть вовне.

Многие наши чувства, которые мы в детстве не имели возможности выразить – в большинстве случаев это касается, так называемых, социально неодобряемых чувств: гнева, зависти, агрессии, скупости, … – вытесняются из осознавания. И мы, зачастую, стараясь быть “хорошими”, соответствовать ожиданиям близких людей и социального окружения, продолжаем старательно прятать эти чувства и сами прятаться от них. Но эти чувства никуда не деваются, они продолжают жить в нас своей жизнью, и мы можем заметить их присутствие по нашей бурной реакции на проявление этих чувств у тех, кто нас окружает.

Мы можем использовать свойство нашей психики проецировать во вне ее внутреннее содержимое для исследования этого содержимого, то есть для самопознания.

Алгоритм здесь простой: если меня что-то сильно задевает в поведении другого человека, мне нужно задать себе такие вопросы:

  • •             что во мне так сильно резонирует?
  • •             может быть, мне иногда хочется вести себя так же, но я запрещаю себе это?
  • •             возможно, я иногда веду себя сходным образом, но оправдываю свое поведение действиями другого человека?

Признание в себе качеств, которые мы ранее отказывались в себе видеть, позволяет менее болезненно реагировать на упреки, которые нам предъявляют близкие.

Если я хорошо себя знаю, то я спокойно реагирую на обвинения – я знаю, в каком месте это про меня, а в каком нет. Я тогда не оправдываюсь, а спокойно отвечаю: “Ну да, согласна, накосячила. Прошу прощения.” Или наоборот, если не чувствую за собой вины, могу сказать: “Пионэры, идите в жопу (с) с вашими обвинениями. Я тут не при чем”.

И еще очень важно: если я признаю своих “драконов” и не загоняю их “за Можай”, если я позволяю себе быть неидеальной – оставляю за собой право на ошибку, на плохое настроение, на неадекватные действия – то я начинаю спокойно воспринимать неидеальность моего спутника. И тогда на место возмущения, вызванного его несоответствием “образу”, приходит спокойное принятие: “ну да, он такой…”

Очень простая мысль: качества, которые нас задевают в другом человеке, присутствуют и в нас самих.

Признание этого факта позволяет лучше узнать себя, отделить собственные чувства близкого человека от тех, которые мы ему приписываем и, самое главное, перестать злиться на отражение в зеркале.

Причина третья: на наши отношения в семье воздействует наша семейная система.

Как мы догадываемся, никто из нас не был найден в капусте, и никого не принес аист. У каждого из нас есть мама и папа. И, соответственно, за спиной каждого из нас стоят два рода: род отца и род матери. И даже если мы никогда не видели в глаза ни одного из этих родственников, даже если наши родители живут в другой стране, и мы их видим несколько раз в год, даже если мы считаем, что абсолютно самостоятельны и полностью свободны от родительского влияния – невидимые нити нас прочно связывают с нашим родом.

Преданные забвению неудачники, расстрелянные “враги народа”, умершие или нарождённые дети, несостоявшиеся свадьбы, брошенные возлюбленные – все действующие лица нашей семейной истории, умершие или живые – необъяснимым образом влияют на наше поведение и наше мировосприятие.

У меня есть знакомый, который никогда о себе ничего не рассказывает, слова не вытащишь. Его жене очень трудно находить с ним общий язык. Иногда она чувствует себя совершенно покинутой. Оказалось, что родители его отца имели “непролетарское” происхождение, и в его семье НИКОГДА не говорили о том, кто были его бабушка и дедушка. Он неосознанно впитал в себя этот запрет: “не говори ничего лишнего”. А поскольку не всегда понятно, что лишнее, а что нет – лучше не говорить ничего. В результате, для его детей род по мужской линии обрывается на втором поколении предков. Два его сына ничего не знают о своем происхождении. Возможно, отчасти поэтому у них не складывается личная жизнь, проблемы с работой: молодые люди лишены силы, которую дает связь со своими корнями.

Знание семейной истории близкого человека помогает понять, почему он ведет себя именно так, а не иначе. И когда приходит понимание, уходят обиды

Недавно натолкнулась в интернете на пост, в котором автор перечисляла, что ей больше всего запомнилось из своего детства. Я удивилась, насколько схожими были наши воспоминания: мы росли примерно в одно время, в одной стране. Я почувствовала удивительное тепло к автору поста, как будто мы с ней были давно знакомы.

Тема воспоминаний очень сближает и помогает лучше понять близкого человека. Это так здорово: рассказать друг другу о своем детстве:

•             Расскажи мне о своих детских друзьях

•             А что ты больше всего любил делать по вечерам?

•             Чего ты в детстве боялся?

•             Кем ты хотел стать?

•             О чем ты мечтал в 13 лет?

•             За что тебе больше всего попадало от родителей?

•             Как к тебе относились учителя?

•             Расскажи про свою первую любовь…

И еще. Чаще всего чувство одиночества возникает, когда мы воспринимаем близкого человека как некий объект, по отношению к которому нужно выполнять определенные функции: заботиться, кормить, помогать, поддерживать, развлекать…, и от которого мы тоже ждем выполнения определенных функций согласно “должностных обязанностей”: подарков, послушания, денег, заботы, помощи… И когда наши ожидания не оправдываются, нам кажется, что нас не любят, мы чувствуем себя покинутыми.

Но можно воспринимать близкого человека вне отведенной ему роли – как отдельного человека со своим внутренним миром, у которого свои жизненные задачи, и который, по большому счету, мне ничего не должен. И, что самое интересное, я тоже ему ничего не должна. Но каждый из нас двоих может захотеть узнать другого поглубже: интересоваться его жизнью, спрашивать о том, что его заботит и о чем он мечтает.  И тогда, скорее всего, каждый из нас захочет дарить другому побольше радости.

Однако, нередко случается так, что один из партнеров предпочитает “тянуть одеяло на себя”, напоминая дракончика из известного советского мультика “Сладкая сказка”: “это мне, мне, опять мне”. И тогда второму предстоит принять нелегкое решение: продолжать ли вкладываться в эти отношения, или завершить их, освободив себя для других, более гармоничных и счастливых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.