Куда ведут негативные эмоции

Стадии эмоционального выгорания

Немирные взаимоотношения

Каждый человек в своей жизни испытывал какие-то переживания, в которых были виноваты другие люди. Это чрезвычайно тяжело, даже термин имеется соответствующий — моральные страдания, за них по решению суда положена компенсация. Но это не есть нечто новое, просто сейчас все измеряется рублем, в том числе и моральные страдания. Мы не призываем подавлять негативные эмоции — это бомба замедленного действия. Если вы хороните эмоцию, вы хороните ее заживо, она обязательно проявит в будущем свою вредоносную суть. Важно освободиться от отрицательных чувств.

Расскажем несколько историй, как было раньше и что стало теперь в подходе к данному вопросу. Возможно, после этого у вас изменится взгляд на проблему с эгоцентричного на ретроспективный, т.е. учитывающий последствия послаблений, которые вы хотите для себя. Начнем с сегодняшних дней, используя материал Евгения Вышенкова с “Фонтанки.ру”. Он бывший опер, так что его суждениям стоит доверять.

Современность

Только что петербуржцу, сержанту спецназа, дали срок за моральные страдания бойцов. Те в противогазах поприседали. Он был правильным сержантом, ползал по горам Грузии и вот недавно чуть-чуть проучил трех охламонов, заставив их пятьдесят раз присесть в противогазах. Что тут началось, да какие моральные лишения они претерпели.  А вообще-то, такое отношение к армии – это, извините за жаргон, – голимая 58 статья УК СССР. Измена называется. Кибальчиш поменялся местами с Плохишом. Тошнит аж.

Пока печатал эти буквы, на телефон позвонила дама. Она сообщила, что в 239-ой физико-математической школе Петербурга введен карантин, а некоторые учителя продолжают готовить учеников к олимпиаде. То есть сигнализировала СМИ о попустительстве.

Поясним: эта главная супершкола страны, из которой выходят победители олимпиад и выдающиеся ученые. Там учатся дети, для которых математика — это жизнь!

Дела давно минувших дней

Дело–то как было: играл в тот день дед в домино с мужиками, а мы с пацанами, конечно, в войнушку. Что-то из нашего ора его задело. Подозвал он ватагу и говорит: «Хотите немного настоящей войны?». Ага.

– Ну, тогда не пищать, – хмыкнул старик.

Раздал он нам по лопате, вывел на полянку и приказал рыть окоп в полный профиль. Объяснил, мол, скоро танки на вас пойдут и нам нужно хоть как-то попы в тепле скрыть. Начали мы со смешками, а закончились они минут через пять. Мы заурчали, он повысил голос. Крикнул, что это приказ, и неисполнение его ведет к расстрелу. А расстрел – это когда в затылок насмерть.

Тогда послать пожилого мужчину мы не могли. Тогда внутри хулиганов субординация еще жила. Копать не умеем, кожа на ладошках полопалась, пот, знаете ли, выступил. Заканчивали молча, на морально-волевых, ненавидя его и вся.

– Так вот, это не война и даже не учения, а легкая разминка. А война – это тяжелейший труд, – сплюнул он в душе и пошел дальше забивать козла.

Я-то, дурилка, все эти годы был ему благодарен.

Да и в армии тогда было не всё однозначно. Из вузов, где не было военных кафедр, выпускники попадали на службу солдатами. Сержант без высшего образования стоял выше таких бойцов, и в зависимости от характера мог причинять “тяжелейшие моральные и физические страдания”, проще говоря, избивать. Отвечать было нельзя, жаловаться не позволяло самолюбие. Например, по рассказам одного солдата такое продолжалось месяц, спасало от ударов лишь умение закрыться, как в боксе. Перемена в поведении сержанта случилась после исполнения новичком песен Высоцкого и Визбора под гитару. При этом ни злобы, ни ненависти у них друг к другу не осталось.

А как у современной жизни, догадываетесь? Всё вертится вокруг собственного “Я”. Не оказали уважения — забудем все ваши заслуги передо мной. Это относится и родителям, и к родным. Правда, грехи собственного поведения можно не вспоминать.

“Жила бы страна родная, и нету других забот”

В рассказанных выше историях речь идет о людях, еще не вступивших на трудовой путь. Не секрет, что сейчас много молодежи служит в полиции и на контракте в армии. Даже в мирное время — это опасная профессия. Сотрудники выезжают в горячие точки для выполнения поставленных задач. Экстремальные ситуации требуют от каждого участника мало спать и много работать. От физической и психологической устойчивости зависит собственная жизнь и жизнь твоего товарища. Именно в этом факте кроется причина повышенных требований к курсантам сержанта спецназовцев, сказался боевой опыт.

1. Какие проблемы со здоровьем

В командировках в связи с антитеррористическими операциями, которые продолжаются по несколько месяцев, бойцы испытывают сильное психоэмоциональное напряжение. Например, совсем недавно в Дагестане во время теракта погиб боец саранского ОМОНа. У его сослуживцев вполне реально может быть превышен барьер психической устойчивости организма. Истощение функциональных резервов человека приводят к изменениям в сердечно-сосудистой системе и центральной нервной системе. Нередко такой стресс переходит в болезненные реакции. В чем она проявляется? Здесь “целый букет”:

  • снижение работоспособности,
  • изменение поведения в связи со злоупотребление алкоголем, попытки суицида, агрессивность, а также
  • различные нарушения здоровья типа гипертонической, ишемической, язвенной болезни, бронхиальной астмы, кожных заболеваний и т.д.

Посттравматический стресс – это физиологически нормальная защитная реакция психики на произошедшие неприятные события. Для восстановления своей нервной системы человек интуитивно стремится исключить из памяти травмирующие события, в том числе – и на подсознательном уровне.

2. «Синдром эмоционального выгорания»

Но сделать это достаточно трудно, в памяти постоянно прокручиваются тяжелые переживания, происходит оценка своих действий и поступков товарищей. Представьте себе, для подсознания же всё равно происходит ли событие реально или это игра воображения, так как возникающая сила эмоций: тревоги страха, тоски — одинаковая для реальных событий и для воспоминаний. При этом в момент воспоминаний в организме происходят изменения со стороны вегетативной нервной системы: повышение давления, тахикардия, аритмия, повышенное потоотделение.

В экстремальных ситуациях в результате такого рода эмоциональных стрессов на фоне физически тяжелой деятельности у сотрудников часто развивается особое психологическое состояние как «синдром эмоционального выгорания». Человек становится ко всему безразличным, раздвоенным, ничего не хочет делать и ничего не хочет замечать вокруг. Но ситуация не безнадежная: здоровье обычно полностью восстанавливается с помощью психологов, психотерапевтов и терапевтов, занимающихся проблемами адаптации участников служебной командировки. Многие бойцы в последствие выражают готовность вновь принять участие в подобного рода мероприятиях.

Остается только ответить, нужно ли с раннего возраста быть готовым к таким задачам? Не в усиленной ли подготовке залог выживания в экстремальных условиях?

Чем можно помочь

Конечно, не одним бойцам спецподразделений угрожает «синдром эмоционального выгорания», да и вообще последствия хронических сильных стрессов. Например, в различных медицинских учреждениях постоянно идет напряженная борьба за жизнь пациентов, что тоже грозит перегрузкой нервной системы. Поэтому важно уметь самостоятельно снимать действие стресса, невроза, депрессии. Применять антидепрессанты из-за их побочного действия — не очень полезный выход для человека и зачастую для сохранения его места работы. Как известно, эти препараты убирают не только отрицательные эмоции, но и уменьшают силу позитивных чувств, т.е., например, привязанности к близким.

Стадии эмоционального выгорания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.