Когда смерть стоит за левым плечом

Когда смерть стоит за левым плечом

И. Бродский

Что-то выше нас. Что-то выше нас проплывает и гаснет,
только плакать и петь, только плакать и петь, только жить.

Смерть имманентно присуща жизни: каждую секунду на Земле умирают миллионы живых существ и миллионы живых существ появляются на свет. Каждый день на Земле рождается около 365 тысяч детей, и около 160 тысяч человек умирает. Казалось бы, если смерть так естественна, то почему мы так боимся собственной смерти, и так горюем, когда уходит близкий человек? И как облегчить боль утраты?

Несколько дней назад умерла моя любимая подруга Таня. Удивительный человек. Мудрый, легкий, светлый. Абсолютной честности и порядочности. Она никогда не навязывала свою помощь, но всегда была рядом, когда я в ней нуждалась. Мои девочки тоже очень любили ее: когда тетя Таня заходила в гости, они всегда прибегали на кухню, чтобы поделиться с ней новостями. Они рассказывали ей такие подробности своей жизни, и Таня с таким вниманием и интересом их расспрашивала, что я в этот момент чувствовала себя ехидной, совершенно не интересующейся жизнью своих детей.

Теперь, после ее смерти, я понимаю, насколько переплелись наши жизни. Мы вместе растили детей, мы работали в одной школе, мы были в курсе мельчайших подробностей жизни друг друга, мы советовались друг с другом по любым вопросам, мы абсолютно друг другу доверяли… Каждый предмет, который я беру в руки, напоминает мне о ней. Я перебираю книги и мне на глаза попадается учебник по рисованию – наверное, Таня принесла моей дочке Маше. Я выдавливаю на хлеб джем, и думаю, что обещала такой же купить Тане. Я замечаю на подоконнике зажигалку, которую она забыла, и на глаза наворачиваются слезы, потому что больше НИКОГДА она не достанет с холодильника свою “нычку” – недокуренную в прошлый раз сигарету, и мы не поболтаем у меня на кухне, не выпьем по чашечке кофе…

Потому что Смерть – это слова НИКОГДА БОЛЬШЕ. Мы можем жить вдали от близких людей и не видеть их годами, но мы знаем, что пока мы живы, у нас есть ВОЗМОЖНОСТЬ увидеться. Мы теряем эту возможность, когда человек уходит НАВСЕГДА. И именно “невозможность возможности” приносит невыносимую боль.

Мы врастаем друг в друга корнями, заполняем собой друг друга. И когда уходит из жизни близкий мне человек, внезапно пространство внутри меня, прежде заполненное его дыханием, становится пустым. Мое время, разделенное прежде с ним, внезапно становится незаполненным, вопрос, на который знает ответ только он – незаданным, любовь, ему предназначенная – не отданной. В моей душе образуется “мертвая зона”. Если пытаться заполнить эту “мертвую зону” овеществленными воспоминаниями: фотографиями, предметами, связанными с ушедшим человеком – она не станет живой, только мумифицируется.

Но я могу оживить ее, делая что-то хорошее в память о любимом человеке: либо похожее на то, что он делал при жизни, либо то, что ему сделать не удалось.

Я буду учиться принимать жизнь такой, как она есть – без жалоб и стенаний. Я всегда поражалась Таниной стойкости, с которой она заботилась о сумасшедшей маме, за которой надо было смотреть, как за годовалым ребенком. И это вдобавок к полной нагрузке на работе и домашним делам. Она только улыбалась в ответ на мои слова восхищения.

Я буду слушать моих детей с большим вниманием и больше интересоваться подробностями их жизни, как это делала любимая тетя Таня.

Я буду рядом с Таниными детьми, если им понадобится моя поддержка.

Я буду с большей нежностью относиться к своему мужу. Потому что мы не знаем, сколько нам отпущено судьбой быть вместе. И нужно использовать каждое мгновение, чтобы дарить друг другу радость.

Я сделаю все, что в моих силах для тех, кто попросит меня о помощи.

И, пожалуй, самое главное. Когда уходит близкий человек, ровесник, возникает пронзительное чувство незащищенности, того, что каждый день может стать последним. Но это чувство имеет и свою положительную сторону: ощущение смерти за левым плечом все расставляет по местам – зерна отделяются от плевел, важные дела от срочных.

Я хочу привести несколько строк из притчи Берта Хеллингера “Гость”:

“Вечером они сидели на веранде, и огромная страна лежала перед ними, словно преображенная поздним светом. Когда совсем стемнело, незнакомец стал рассказывать, как изменился для него мир с тех пор, как он заметил, что его на каждом шагу кто-то сопровождает. Поначалу он не поверил, что кто-то постоянно шел с ним рядом. Что когда он останавливался, стоял и другой, а когда он вставал на ноги, другой поднимался вместе с ним. Ему понадобилось время, чтобы понять, кто был этот его спутник. ««Мой постоянный спутник», – сказал он, – это моя смерть. Я так к ней привык, что больше не хочу без нее обходиться. Она мой самый верный, самый лучший друг. Когда я не знаю, что правильно и как быть дальше, я замираю на какой-то момент и прошу ее дать мне ответ. Я предаюсь ей целиком, как бы максимумом своей поверхности; я знаю, она там, а я здесь. И не привязываясь ни к каким желаниям, жду, пока мне придет от нее указание. Если я сосредоточен и смело смотрю ей в лицо, то через некоторое время ко мне приходит от нее слово, как будто молния озаряет то, что находилось в темноте, – и мне становится ясно».

похожие записи

О елках, живых и искусственных

О елках, живых и искусственных

Лайфстайл, который нравится мне

Лайфстайл, который нравится мне

Родительское благословение

Родительское благословение

Меня невзлюбил охранник

Меня невзлюбил охранник

No Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Методика ВИДИКОР

РЕКЛАМА

Самые популярные записи