Эгоцентризм при невротизации (часть 2)

ehgocentrizm-pri-nevrotizacii1

Но вот внутренний конфликт затягивается, оставаясь неразрешенным.

Это часто бывает связано с ситуацией хронического внешнего конфликта. Всякая затянувшаяся неразрешенность дезорганизующе и даже болезнетворно влияет на центральную нервную систему. Причина многих неврозов состоит в самой продолжительности конфликта. Резкой грани здесь нет: совсем недавно был здоров, а сегодня — пожалуйте! — уже невроз… Невротизация накапливается постепенно, переживаясь прежде всего, как напряжение и вызванное им переутомление, астения (нервная слабость). И так же постепенно эгоцентризм из «нормального» и «необходимого» превращается в тот самый эгоцентризм, который в специальной литературе пишется без всяких прилагательных: ведь медицина рассматривает явление за пределами нормы.

Когда человек еще не болен неврозом, но уже на грани заболевания, многое в его поведении делает его похожим на больного. Это так называемые невротические проявления.

В подростковом возрасте и в ранней юности особенно заметно следующее:

1.      Возникают затруднения в речевом общении с людьми наиболее значимыми, незнакомыми и малознакомыми.

2.      В общении со значимыми людьми самооценка очень заметно колеблется, часто падает, и это постоянно выражается вербально (словесно), интонационно и мимически.

3.      В присутствии значимых лиц снижается активность.

4.      Ухудшаются качества активного внимания: оно хуже концентрируется и плохо распределяется, его объем значительно уменьшается.

5.      Заметно дезорганизуется прием информации.

6.      Отстает и замедляется реализация знаний.

7.      Снижается регулирующий (а зачастую и регистрирующий) самоконтроль.

Причины невротизации. могут быть разными, но они в конечном итоге порождают сходные признаки у разных людей. В этих признаках нетрудно увидеть тот самый эгоцентризм, который уже утратил главную примету нормы: свой «деловой» характер и управляемость волей его хозяина. Он вылезает, как ослиное ухо, вопреки осознанию его неуместности, ненужности. Человек даже стыдится его, но это не помогает разорвать кольцо уже совершенно непроизвольной фиксированности на каком-то из секторов своего «я». Нередко это приобретает характер недержания речи: человек вдруг начинает рассказывать что-то и никак не может остановиться, хотя и осознает, что это уже излишество, утомительное для собеседника. Подобный пограничный характер эгоцентризма при углублении невротизации может смениться собственно эгоцентризмом, который рассматривается в психоневрологии уже как болезненное проявление. Эгоцентризм больного неврозом порождает тенденцию доказывать, как ему трудно. Ему кажется, что его переживания — самые тяжелые. Он уже настолько порабощен своим эгоцентризмом, что не стыдится этого.

Как же нам с такими обращаться?

1.      Тех, кто уже полностью поглощен проблемой своего состояния и своим «я», нужно адресовать к психоневрологу. Но обращаться с ними нужно примерно так же, как с теми, кто еще не нуждается в Прежде всего ни в коем случае не выказывать неприязни к их эгоцентрической направленности. Не обвинять («Распустился!», «Сама виновата!»). Не презирать, не упрекать и не стыдить («Посмотри на. себя: ты смешон!», «Постыдилась бы — все о себе!»). И не требовать невозможного («Возьми себя в руки!», «Прекрати!»). Такие формы прямой атаки на эгоцентризм только ранят личность и тем усиливают, подкрепляют эгоцентризм. Возможно, что после ваших упреков и замечаний этот человек при вас удержится от вербальных выражений эгоцентризма (будет стараться молчать), но и только. Острым гвоздем обиды эгоцентризм углубится. Действует здесь элементарная закономерность: неприязнью никого не вылечишь, отрицательные эмоции могут вызвать у «объекта воздействия» тоже только отрицательное отношение и к воздействию, и к его источнику, т. е. к вам.

2.      Если вы не можете преодолеть своей презрительной брезгливости к человеку, который и сам тяготится своим эгоцентризмом, которому очень трудно, вы можете отойти от него, не скрывать, что вам тоже с ним трудно! Но выказывать презрение не следует по причине, указанной выше.

3.      Как и всякая боль (или психологическая трудность), эгоцентризм невротический или близкий к нему может породить острую потребность в сочувствии. Выдайте это сочувствие полной мерой и всерьез! И не откажите при этом в уважении!

4.      И только при соблюдении этих условий можно и нужно пытаться разорвать кольцо эгоцентризма. Для этого используются самые разнообразные дела, непременно требующие пристального внимания. Чем разнообразнее и непривычнее они будут, тем больше от них будет пользы.

Разумеется, тому, кто уже замкнут на самом себе, независимо от исходных причин и обстоятельств, будет трудновато концентрировать свое внимание на непривычном деле. И чем больше «стаж» эгоцентризма, тем труднее. И от вас потребуется выразить понимание этого («Конечно же, трудно, а как же! Еще бы!») и с необидной настойчивостью добиваться этих разнообразных занятий. Это прежде всего всяческое рукоделие, исключающее автоматизм. Допустим, если человек умеет вязать, то монотонное вязание, где не требуется счет, годится лишь для снятия напряженного возбуждения, но не для коррекции эгоцентризма. Пусть осваивает новые типы вязания, новые способы и новые рисунки.

Очень помогает склонить к такой коррекции собственно психологическая информация. Нужно объяснить: если сейчас не занимать мозг самыми разными делами, он детренируется и совсем утратит способность к мыслительному усилию, к концентрации и распределению внимания. Всякая продолжительная сосредоточенность только на чем-то одном («узком» и не требующем активности) изнуряет, обессиливает кору головного мозга. Чем больше мы делаем мелких и сложных движений пальцами, тем больше участков мозга включается в работу, ведь он прямо связан с нашими руками, вернее — крест-накрест: с правой рукой— левое полушарие, а с левой — правое… Руки имеют огромное представительство в коре головного мозга! Очень большое представительство имеют там и глаза. Чем внимательнее будем всматриваться в то, над чем работаем, тем больше пользы будет нашему мозгу! Проекция языка тоже очень велика, поэтому просто необходимо включать в коррекционные занятия организованную речь, речевые упражнения, разнообразную словесность. Это выразительное чтение стихов с разными размерами и коротких текстов с последующим их пересказом, решение кроссвордов, ребусов и их составление, решение анаграмм, всевозможные игры в слова («балда» и т. п.). Занятия иностранным языком, рисунком (особенно по памяти), лепкой, фотографией, макраме, вязание морских узлов, печатание на машинке, увлечение музыкой, танцем (разучивание движений), аэробикой — все должно идти в дело! Даже игра в бирюльки!

5. В самом начале подобных занятий наш «ведомый» будет либо уклоняться, отказываться («Ничего у меня не выйдет»), либо подменять заданную работу выражением самооценки, которая всегда будет очень низкой в каждом непривычном деле. Такую самооценку нужно — не обижая!— попросту запретить и запрет этот выдерживать неуклонно.

Девочка 15 лет, Лиза В., получила, наконец, возможность осуществить свою мечту — начать учиться музыке (фортепиано). Это было очень сложно по многим причинам и имело не меньшее значение для всех, кто смог, наконец, предоставить ей такую возможность. Ситуация содержала конфликт между родителями, в который были втянуты и другие родственники. Лиза была на самом его острие, поскольку родители уже года три говорили о разводе. Длительный разлад в семье и неустойчивость ее существования, нерешенность главного вопроса о ней, ее бытия — все это сузило круг направленности внимания Лизы и подорвало ее активность, а споры родителей из-за нее, их соперничество («Дочь — моя!» — «Нет, моя!») еще более способствовали углублению эгоцентрической направленности. Чем бы она ни была занята, над всем доминировало ощущение зыбкости и неустроенности жизни, н.еприготности и одиночества. Она стыдилась своего семейного неблагополучия перед сверстниками, сторонилась одноклассников, учителям отвечала хмуро и отворачиваясь… Когда она впервые в жизни села за инструмент в качестве ученицы, то. от волнения не могла извлечь звук, как того требовала учительница, и все время оправдывалась и извинялась. Дома у нее что-то получилось, но на следующем уроке повторилось то же: вместо дела — только разговоры о том, как плохо у нее это получается, что ей очень стыдно, что, наверное, зря все это… Учительница, однако, оказалась очень опытной, умной и проницательной.

—      Скажи, Лиза, ты сколько лет мечтала учиться музыке?

—      Лет шесть-семь…

—      А разве ты больше не хочешь научиться!

—      Ой, что вы!.. Только, наверное, поздно уже…

—      А вот это предоставь судить мне! Конечно, поздновато. Будет трудно еще и поэтому. Знаю: ты сейчас очень волнуешься, и это тебе тоже мешает. Но заниматься с тобой — буду и научу тебя, ведь данные у тебя есть! Только изволь уж выполнять все, что требую. К делу! Повтори вот это движение руки!

—      Ой, опять у меня не вышло!..

—      Никаких разговоров! Делать!

—      Да я только…

—      Делать!!

Лиза закусила губу и со слезами на глазах едва попадала пальцем на клавишу.

—      Вот и молодец, уже получается! Главное, что сейчас от тебя требуется, — не разговаривать, а только делать, и постепенно все получится!

Учительница оказалась права. За три месяца девочка справилась с программой двух классов. Самооценка теперь стала достаточно рациональной и не падала: Но вот первое участие в концерте для родителей. Рядом с маленькими.. . Такая здоровенная! .. И Лиза опять заныла. Вот тогда спас положение ансамбль. Она должна была играть в четыре руки с маленькой первоклассницей и руководить ею в этом ансамбле, помогать ей!

6.      Преодолению эгоцентризма очень способствует помощь кому-то в любом отношении. Но более всего — в том же самом, что в данном случае наиболее значимо.

7.      Группа, пусть даже самая малочисленная (из двух-трех человек), объединяемая общей задачей, очень способствует нормализации сферы отношений. Если нет возможности для ролевой игры, то сам деловой характер непосредственной работы над своей личностью в присутствии другого «такого же» и с его товарищеским действенным участием, взаимный обмен функциями («исполнение» и «контроль») — все это освобождает от привычной замкнутости своего внимания только на себе и своих проблемах.

Здесь изложен необходимый минимум условий психогигиены общения с людьми, у которых выражена почти болезненная эгоцентрическая направленность.

В них реализуются три главные правила:

1.      Тем, что мы не обижаем «эгоцентрика» (упреками, замечаниями, неуважением, презрением и т. п.), соблюдается главный принцип психогигиены общения — «Не вреди!». (Обидев, мы только навредили бы, усилив эгоцентризм и посеяв неприязнь.)

2.      Сообщение психологической информации, связанной с эгоцентризмом и с его преодолением, способствует распространению принципа «Не вреди!».

3.      Наша реальная посильная помощь в преодолении эгоцентризма нормализует отношение человека к себе и к окружающим и этим оздоровляет сферу общения в микросоциуме. Таким образом мы исправляем кем-то причиненный вред.

Начало

Если Вам интересно, то возможно будет интересно и другим. Поделитесь статьей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.