Эгоцентризм и вокруг него

biennale

— …Вы мало что видите вокруг. Ваши глаза повернуты внутрь себя, и в этом нет участия вашего рацио… — так говорил, бывало, на лекциях для своих больных заведующий отделением неврозов в нашем диспансере.

Легко догадаться, что речь идет об эгоцентризме. Это психологическое явление — в больном ли, в здоровом — не вызывает, должно быть, симпатии ни у кого. Участники моих бесед всегда довольно дружно выражали свое осуждение любого «ячества» и «яканья» и подтверждали своим поведением и высказываниями, что слова с корнем «эго» вызывают преимущественно негативные реакции и готовность подвергнуть если не поношению, то уж во всяком случае осуждению любого, в ком можно заметить или заподозрить слишком значительную занятость своим «эго». Разница только в оттенках: «эгоизм» вызывает чаще холодок враждебности, а в отношении к «эгоцентризму» преобладают тона, близкие и презрению… И только один-единственный человек на одной из бесед выступил с веселой апологией эгоцентризма — в том его варианте, который представлен Василием Теркиным и Пашкой Колокольниковым (из фильма В. М. Шукшина «Живет такой парень»).

У каждого из нас слишком много причин (и личных, и общесоциальных) для неприязни к чьему-то «я». Одна из таких причин состоит в том, что нас десятилетиями приучали либо зачеркивать свое «я», либо прятать его за удобное «мы», — это освобождало от личной ответственности и создавало иллюзию безопасности…

«Эго» давно нуждается в спокойном и серьезном пересмотре отношения к нему с точки зрения психогигиены общения. Одни только эмоции неприязни, одно только негативное отношение к любому явлению не может его исправить, улучшить, нормализовать. Эгоцентризм не исключение. Притом он неоднороден, неоднозначен, и наше отношение к нему нуждается в дифференцированной коррекции. Необходимо видеть, из чего рождаются самые нежелательные его проявления, чтобы по мере своих возможностей не способствовать их усилению и закреплению.

Как уже говорилось, перед вами не учебник, а пособие—для тех, кто хочет научиться извлекать психологические уроки из самой жизни. Поэтому пусть не обескураживают взыскательного читателя, знакомого с соответствующими академическими дефинициями, некоторые неизбежные несовпадения с ними. Жизнь намного шире и многомернее той ее части, которая находит свое отражение в специальных книгах для врачей…

Непосредственная работа с больными людьми дает возможность лучше понимать и тех, кто больным не является. Когда-то давно, наткнувшись в стихах на строчку, где автор «думал, как всегда, о себе», я могла, подобно многим другим, неприязненно отодвинуться от них и от автора, не пытаясь понять, почему это он думал всегда о себе. А вот теперь у меня к нему совсем иное отношение…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.