Что говорят о нас подростки (часть 2)

Что говорят о нас подростки (часть 2)

Содержание статьи

Даже менее эмоциональное реагирование выражает чаще всего примерно то же, а именно:

1) подросток не имеет права судить, обсуждать, критически относиться к поведению, к поступкам и личности старшего;

2) подросток проявляет черную неблагодарность, имея к старшему такое критичное и явно отрицательное отношение, тогда как старший дал ему жизнь, кормит и одевает его, делает ему подарки, учит и воспитывает его;

 3) подросток либо заблуждается, либо клевещет; созданный им психологический портрет старшего написан предвзято и потому неверен;

4) это подросток такой скверный, потому что он еще… подросток! А старший не может быть таким плохим, потому что он… старший! Возможны варианты.

Ах, как бы хотелось «позолотить пилюлю», на мягких-мягких рессорах подвести расстроенных и шокированных старших к следующим положениям:

1.      Младший —в любом возрасте!—имеет право «судить»,

т. е. иметь и выражать свое отношение к старшему, иметь и выражать свое суждение о нем, свое понимание его действий, поступков, личности. Любой человек, независимо от возраста, может иметь свое отношение и суждение о чем и о ком угодно! Потому что человек без этого не .является «человеком мыслящим». Он перестает им быть, утрачивая отношение к окружающему, утрачивая способность судить о нем. Ребенок не может стать «человеком мыслящим», не развивая, не осмысляя своих отношений и суждений. Одна из задач старшего — вызвать у младшего должное нравственное отношение и развить способность к самостоятельному суждению. Стало быть, нужно, чтобы отношения и суждения младшего имели свободное выражение. Иначе — как мы сможем своевременно узнать, что нами посеяно, что и как корригировать?

Запрещать, преследовать, «искоренять» свободу этого выражения — значит совершать чудовищную, нелепую ошибку. А мы считаем дерзостью несогласие с нами, усматриваем преступный бунт в попытках защититься от нашей несправедливости! Одним из последствий этой грубейшей ошибки является отчуждение от нас наших младших, неприязнь, иногда переходящая в откровенную враждебность.

2.Старший не только воздействует, воспитывает, оценивает младшего. Он сам служит объектом его оценок, суждений и воздействий.

В этой паре процесс воздействия не может быть односторонним, это многажды доказано. Пора нам привыкнуть к мысли: не карать нужно младшего за его свободное выражение отрицательного отношения к нам, а стараться понять, чем оно вызвано.

«Неблагодарность»? А за что им нас благодарить? Что мы произвели их на свет? Что вскармливаем, даем одежду и кров? Простите, но животные — на своем уровне — делают то же и не требуют благодарности! Мы слишком многое ставим себе в заслугу, а сами не даем детям того, что требует от нас человеческий уровень. Вместо этого упрекаем их, что причиняют нам хлопоты! Пользуясь своей безнаказанностью, мы оскорбляем их за то, что они младшие, позволяя по отношению к ним то, чего не потерпит ни один взрослый… Мы — тот фильтр, через который они воспринимают окружающий мир, мы —ближайшие из него, нас они чувствуют особенно остро! Мы еще хотим, чтобы они были всегда лишь нашей принадлежностью, удобной живой собственностью, легко подчиняемой и обожающей нас. Наша привязанность к ним угнетает их. Наши амбиции требуют если уж не поклонения нам, то постоянных подтверждений незыблемости нашего авторитета. И мы силой добиваемся этого и никак не можем добиться. Потому что подавление, унижение и оскорбление не содержат ничего созидающего! Они ничему хорошему не учат. Но они заразительны и возвращаются к нам в реакциях младших на наше нелепое и нерациональное поведение. Мы губим будущее наших детей — потому, что всего-навсего утверждаемся за их счет. Вот откуда их «неблагодарность»!

3. Мы пленники собственных незрелых тенденций, поэтому яростно сопротивляемся освобождению.

А без него нет выхода из порочного круга. Наше освобождение— в рациональной, здоровой, внимательной самокритичности. Только она поможет нам открыть тяжелые ворота в атмосферу конструктивного сотрудничества с младшими. Дневниковые записи о нас, прозвища, какие дают нам младшие, нелестные характеристики — все это шокирует нас, потому что мы не привыкли видеть себя со стороны, тем более глазами младших! «Я-концепция», представление о себе любого человека всегда в какой-то степени расходится с тем, как его воспринимают окружающие. Но наибольшее несоответствие — между самооценкой незрелой и авторитарной личности и оценкой ее младшими. И они не заблуждаются, не клевещут! Судят отнюдь не предвзято! Как можно «предвзято» судить об ударе ремнем, о затрещине —физической и словесной, о словесном уколе в самое больное место, о предательском ударе по затылку, о каменной глыбе, придавившей тебя, о цепи, которая не отпускает… Это мы сами поворачиваемся к ним худшими сторонами, не пытаясь контролировать своего самовыражения перед ними, не желая квалифицировать свои действия в нравственных понятиях! Мы не хотим трезво оценить и осудить себя, тогда это делают они!

Логика нашего положения старших требует от нас большого мужества.

Мужество честности может вырабатываться и в период взрослости. Если человек хочет что-то изменить в себе к лучшему, он должен и может настроить себя на психологическое «зеркало», на информацию о себе со стороны значимых младших —прежде всего. Не выпытывать, не «будить спящего пса» требованием откровенности и искусственным ее сбором в виде специального анкетирования. Она достаточно выражена в их поведении. Принимать ее нужно достойно — без упреков и причитаний, без ужимок ложной стыдливости. Нечего стыдиться прозрения! Первый знак мудрости старшего — извлечение психологического урока из суждений младшего о себе, из его отношения. Мудрость — не в угождении, не в заискивании. Младший уважает силу. Но. не ту, которая ломает и калечит его личность, а ту, которая приподнимает! Выражение чувства собственного достоинства действует неотразимо на любого подростка. И подлинному достоинству нужно учиться и «чистить» его, поддерживать самокритичными проверками всю жизнь!

Когда рядом младший, имеет значение все: что и как мы делаем, что говорим детям (и при них), как говорим, как двигаемся, как стоим, сидим, какие у нас жесты, мимика. ..

Если взрослые перед детьми подтянуты только от случая к случаю, напоказ, а в повседневности преобладает всесторонняя (и нравственная) распоясанность, невозможно ждать и требовать от детей иных форм поведения, иного отношения, иного образа жизни. Как можно требовать от них то, чего им никто не дал? «Но вот от нас же требуете… А нам тоже никто не дал!»

Не я требую, а будущее ваших детей. Вам — «никто не дал». В вашем детстве —да! Большинство из нас многое недополучили в детстве. Кто — материнского тепла, кто — отцовской защиты, кто — уважения, понимания, участия, дружбы старшего… Но чтобы это не повторилось с вашими детьми, вам предлагается многое, только не отвергайте! Вам есть чем компенсировать недополученное вами в детстве! Только захотите изменить себя— и помощь найдете! Теперь это зависит от вас. Пора начать!

Если взрослый человек отвергает психологическую информацию

Если взрослый человек отвергает психологическую информацию, которая угрожает развенчанием его «я-концепции», прячется от знаний о самом себе, от суждений о себе со стороны, это верный признак незрелого отношения к себе и незрелых, нерациональных, детских способов самозащиты. Но не надо презирать такого человека, большинство из нас прошли через это! Тем более не надо отворачиваться от него, упрекать, подвергать критике самое личность и сферу ее отношений! Если человек не угнетает других, не унижает, не утверждается за счет других, а всего лишь боязливо прячется от «изобличения», его надо отогреть добрым дружеским отношением и попытаться «заразить» спокойным деловым отношением к собственной личности, к своим внутренним конфликтам и проблемам.

Если никто не страдает от чьей-то инфантильности — бог с ней!

Но если о чью-то незрелость разбивается другая личность, ее нельзя оставить без внимания. Невротическое развитие чаще всего вызвано самоутверждением старшего за счет младшего. Его последствия тяжелы и разнообразны: конфликтная готовность, утрата волевого импульса, упадок сил, блокада самостоятельности, личностная и эмоциональная зависимость, различные варианты патологического эгоцентризма, гипертрофия чувства вины и непереносимость стыда и, напротив, недоразвитие чувства вины вплоть до полного ее отрицания, низкий уровень самозащиты — от ступора до агрессии, садистские наклонности, зависть, ревность, соперничество, малодушие и т. д.

Конфликт сам по себе тяжел и очень вреден, но вместе с тем он служит индикатором, сигналом неблагополучия в отношениях.

Его наличие между старшим и младшим, вызвав тревогу, дает возможность установить его причины и соответственно корригировать поведение старших.

Много хуже и опаснее, когда самоутверждение старшего идет без внешнего конфликта. Здесь может произойти полное подавление личности младшего, вплоть до ее десоциализации, до психической инвалидности, и старший не догадывается, что это вызвано им самим, не догадывается своевременно позвать на помощь.

Подчас сам факт подавления осознается довольно поздно. О нем свидетельствуют так называемые отсроченные конфликты, которые разгораются вокруг новых младших —вокруг внучат и переходят на все «точки касания» членов семьи, делая их все болевыми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.