Исторический и психологический образ отца

263474

Однажды  в субботу    Якоб   прогуливался   по  Фрайбергу.  Он был  хорошо  одет,   в  новой  меховой шапке.  На  одном  из  повор
На  этом  Якоб  остановился,  рассказывая  эпизод  сыну. Но  маленький Зигмунд  хотел  продолжения,  потому что  с  этого  момента  история  становилась  для  него  интересной: «А  ты,  что  сделал?»  Отец его  отвечал  спокойно: «Сошел  с  тротуара  и  подобрал  шапку».отов  он  столкнулся  с  другим  прохожим.  Ситуация была неловкой:  тротуары  в  те  времена  были  узкими,  так  что   позволяли  только  одному  прохожему  не  наступить  в  грязь. Якоб  попробовал  сделать следующий  шаг,  но  робко,  потому что  у него  не   было  внутреннего  права  на  приоритет.  Его оппонент   оказался  быстрее и,  видимо,  воодушевленный  уверенностью   в  своем  превосходстве,  сорвал  с  Якоба  шапку  и  бросил  в  грязь,  крича: «Долой  с тротуара, еврей!»

Якоб был торговцем тканями  и вошел  в историю,  как отец   Зигмунда  Фрейда.

Если  верить Джонсу, главному  биографу Зигмунда  Фрейда,  этот  факт  был  важен  для  формирования  характера  основателя  психоанализа. Отсутствие  героизма  в  человеке,  который  до  того  был  для  него абсолютным  примером  для  подражания,  ударило,  как  тяжелый  молот  по  его  сознанию.  И  решило  его  будущее.

Может быть, без  того  эпизода  психоанализ  мог  быть  другим: Фрейд  не  считал  бы  сына  неизбежным  соперником  отца.

Чего  ребенок  ждет  от  отца?  Согласно  патриархальной  традиции,   ребенок  ждет  от   отца   не  того,  чего  от  матери. В нормальных  условиях  каждый  ребенок  любит  свою  мать.  И  если  мать   оказывается  жертвой  унижения,  ребенок  продолжает  любить  ее  и,   вероятно  сочувствует  ей.

Любит ли  ребенок  обычно  своего  отца?  Конечно. Но  если  с  отцом  поступают  несправедливо,  все  усложняется,  потому что  отношения  между  ребенком  и  отцом  гораздо  сильнее обусловлены   средой,  другими  связями.  Пара  ребенок-мать,  в  особенности   в  истоке,  обладает  столь  исключительными  качествами,  что  почти    выходит  за  рамки  мирского.

Напротив, пара  ребенок-отец,  к  которой  мы  привыкли,  является  с  самого  начала   частью  группы,  как  минимум     триады. Эта  пара  уже  является частью  общества;  ожидается,  что  именно   отец  научит   ребенка  быть  в  обществе,  как  мать  научила   его  ощущать  свое  тело.

Если  мать  позволяет  унижать   себя,  ребенок  может  отреагировать  негативно.  Но  мы  нигде  не  читаем  о  том,   что  он  ее  отверг,  как  Фрейд  своего  отца. Очень трудно представить себе,  что бы он  сказал: «Ты  мне не мать».  Отец же,  который  позволил  себя  оскорбить,  может  услышать,  что  ведет  себя  не  как  отец.  Если  ребенок    склонен  к  такой  точке  зрения,  это  значит,  что  он  хочет  чувствовать  отца  рядом  с  собой   не  только  в  добре  и  любви,  но  и  в  силе,  потому что   отношения  в  обществе  состоят   не  только  из  любви   или  даже   справедливости,  но  из  силы  в  чистом  виде.

Таким  образом,  ребенок  хочет,  чтобы  его  отец  был  сильным,  победителем. Если  он  будет  победителем  под  знаменем   добра,  справедливости  и  любви,  тем  лучше. Но  часто  важнее  всего,  чтобы  отец  показывал   пример  победителя,  а  доброта  отступает  на  второй  план.  Отцу  справедливому,  но  проигравшему  перед  миром, западная  традиция   часто  предпочитает  несправедливого,  но  победителя: парадокс,  который  заметил еще  Шекспир,  создавший  в  «Короле Лире»  образ  отца, отвергнутого,  когда  он  теряет  силу и престиж.

Но  отец-победитель,  которого  предпочитает  наша  традиция,   рискует  быть  лишенным  не  только  нравственности.  Необходимость  силы     также  устанавливает  ограничения  для  его  чувств.   Эта  цензура  чувств,   сказывается  на  его  отношениях  с  другими,  которые,  создавая  порочный  круг,   могут  ответить  ему  тем  же:  маленький  Зигмунд  Фрейд  не  относится    с  пониманием  к  слабости  своего   отца.

После того, как  разрушительные  мировые   войны  и  война  во  Вьетнаме  стали  связываться  с  отцовской  агрессивностью,   неагрессивных отцов   становится   все  больше.  Но  эта  эволюция  часто  сопровождается  инволюцией:   растет  количество  молодых  людей,  которые  доверяют  только  своим  группам  и  заменяют  отца  главарем  группы.  Мы  не  можем  отрицать,  что  в  целом  для  детей  понижение  отцовской   агрессивности – это  благо,  но  многие  дети   удаляются  от  кроткого   отца,  слабого  в  их  глазах,  и  отдают   свое  восхищение  какому-нибудь  типу,  склонному  к  насилию,  который  держит  в  страхе  весь  квартал,  выбирая  его  в  качестве  приемного  отца.

Конечно,  роль  может  идти    об  обычном  переходе  к  взрослой  жизни. Однако  подобные  ситуации  встречаются  все  чаще:   современной  молодежи  все  труднее  становится  найти  другой  берег,  на  который  можно «перейти».  Многие  молодые  люди  ведут  себя, как Пиноккио,  который  быстро устал  от  папы  Джеппетто,   доброго, честного,  но  скучного и  оставляет  его,  чтобы  последовать  за  Фитилем,  непослушным, беспечным, гордым от  того,  что  он  поступает,  как  ему  нравиться.

Ребенок   ждет  от  отца  любви,  подобной  материнской,  но  это  еще  не  все,  что  ему  требуется. Он  просит:  будь  со  мной  добрым,  будь  справедливым. Люби меня.  Но  с  другими  будь,  прежде  всего,  сильным –  даже  ценой  несправедливости.

Власть  отца   стала  более  демократичной.  Для  детей,  сейчас,   отец  и мать  намного  больше,  похожи   друг  на  друга,  чем  раньше.   Сила  отца  во  многих  аспектах   растворилась.  Но  наше  бессознательное  не  уничтожает   за  несколько  поколений  то,  что  владело  им  в  течении  тысячелетий.

Полное содержание статьи :

Луиджи  Зойя — научно-практический  журнал  «юнгианский  анализ» 2011г.


Запись опубликована в Вторник, 05 Фев 2013 в 15:31, рубрика - Новости, Психология.
Вы можете подписаться на RSS 2.0 или оставить trackback.

  • РЕКЛАМА

Комментарий будет первым.

Комментировать

top.gigmir.net TOP 100 Счетчик тИЦ и PR